The effect of the method of anesthetic aid on cellular immunity in periprosthetic infection of the hip joint: open prospective randomized study

Full Text

Open Access Open Access
Restricted Access Access granted
Restricted Access Subscription or Fee Access

Abstract

BACKGROUND: Periprosthetic infection after primary hip replacement is a serious complication. For the anesthetic support of revision operations, both general and neuroaxial anesthesia methods can be used. The question of choosing an anesthetic aid that, with adequate modulation of the operational stress response, would have a minimal immunosuppressive effect is relevant.

AIM: To study the effect of general and combined spinal-epidural anesthesia during revision operations in patients with periprosthetic hip joint infection on the parameters of cellular immunity.

MATHERIALS AND METHODS: An open prospective randomized study was performed in 25 patients (11 women and 14 men). The patients underwent surgical interventions of revision prosthetics with replacement of all components of the prosthesis. Group 1 patients (n=10) underwent general anesthesia (OA), group 2 patients (n=15) underwent surgery under combined spinal-epidural anesthesia (CSEA). The indices of cellular immunity CD4+, CD8+, CD4+/CD8+ and B-lymphocytes were evaluated. Blood sampling was performed in the morning on the day of surgery, then on the 1st, 3rd, 5th and 7th days after surgery.

RESULTS: The CD4+ (%) level in the CSEA group was significantly higher than in the OA group on days 3 and 7 after surgery (p <0.05). Changes in the percentage of CD8+ lymphocytes, the immunoregulatory index (IRI) and the percentage of B-lymphocytes between the groups had no statistically significant differences.

CONCLUSION: The CD4+ (%) level in the CSEA group was significantly higher than in the OA group on days 3 and 7 after surgery (p <0.05). Statistically significant differences in the dynamics of CD8+, immunoregulatory index and B-lymphocytes were not found, which may indicate a lesser effect of the type of anesthesia on these indicators.

Full Text

Обоснование

Несмотря на совершенствование методов профилактики, использование новейших средств асептики и антисептики, оптимизацию хирургической техники, частота перипротезных инфекций после первичного эндопротезирования тазобедренного сустава всё ещё составляет от 0,3 до 3,0% [1]. При этом после операций ревизионного эндопротезирования частота инфекционных осложнений достигает 27,6% [2]. Радикальная хирургическая обработка с заменой всех компонентов протеза является основой успешного лечения перипротезных инфекций [3].

Для анестезиологического обеспечения ревизионных операций тазобедренного сустава могут быть применены как нейроаксиальные методы обезболивания, так и общая анестезия (ОА). В метаанализе X. Pu показано, что спинномозговая анестезия при протезировании тазобедренного сустава превосходила ОА в части возникновения послеоперационной тошноты и сокращения продолжительности пребывания в стационаре [4]. Также в метаанализе J. Van Waesberghe установлено, что частота послеоперационного инфаркта миокарда оказалась значимо выше в группе ОА (p=0,03) [5]. В послеоперационном периоде при использовании спинальной анестезии отмечается меньшая потребность в опиоидах, чем у пациентов, которым применяли ОА [6].

В патогенезе перипротезной инфекции важным фактором являются иммунные реакции [7]. Присутствие в зоне перипротезного воспаления клеток MDSC (myeloid derived suppressor cells) приводит к неэффективному Т-клеточному ответу, что создаёт условия для персистирования инфекции [8]. «Золотым стандартом» лечения этих пациентов является двухэтапное реэндопротезирование, которое отличается продолжительностью и травматичностью, что требует длительной и адекватной анестезии. В периоперационном периоде модуляция иммунной системы пациента может быть вызвана характером хирургической травмы, применением анестетиков и любой поддерживающей терапии [9].

Значимым влиянием на иммунный статус больного обладает хирургический стресс-ответ. Повышение концентрации провоспалительных цитокинов в периоперационном периоде приводит к иммуносупрессии, которая увеличивает риск инфицирования раны. Снижение иммунитета стрессовым ответом вызвано угнетением функции естественных клеток-киллеров (NK-клеток). Хирургический стресс вызывает уменьшение содержания циркулирующих NK-клеток за счёт активации рецептора программируемой смерти-1 (PD-1) и программируемой смерти его лиганда-1 (PD-L1), интенсивность экспрессии которого увеличивается на поверхности стимулированных Т- и В-лимфоцитов [10, 11].

Опиоидные препараты, обычно используемые в ОА, имеют центральное антиноцицептивное действие [11]. Регионарная анестезия подавляет активацию гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси за счёт блокирования эфферентных и афферентных путей вегетативной нервной системы, снижая выработку кортизола, адренокортикотропного гормона и выраженность метаболического ответа, тем самым уменьшая угнетающее действие глюкокортикостероидов на клеточный иммунитет [12]. Важным фактором модуляции хирургического стресс-ответа служит обеспечение регионарной анестезии во время операции, когда происходит формирование реакции организма на хирургическую травму [13].

Применяемые при ОА препараты могут оказывать иммуносупрессивное воздействие. M. Tylman и соавт. исследовали влияние севофлурана на воспалительные реакции иммунной системы и сообщили об увеличении концентрации интерлейкина-8 и снижении содержания интерлейкина-17 [14]. При использовании ОА в абдоминальной хирургии (рак желудка, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки) отмечается более выраженное снижение активности системы комплемента, чем при использовании комбинированной спинально-эпидуральной анестезии (КСЭА) [15].

При хирургических вмешательствах у онкологических больных также отмечено влияние выбранной методики анестезии на состояние клеточного иммунитета в периоперационном периоде [16, 17]. В исследовании С.З. Танатарова и соавт. наименьшую иммуносупрессию наблюдали при сочетании внутривенной анестезии с эпидуральной, что, вероятно, указывает на взаимосвязь между степенью антиноцицептивной защиты и иммунной системой [16]. Также исследования у онкологических больных показали, что по сравнению с ОА эпидуральная анестезия, паравертебральная блокада и другие виды регионарной анестезии могут уменьшить угнетение иммунной системы и улучшить прогноз больных раком [12]. Для больных с перипротезной инфекцией тазобедренного сустава, помимо прочего, актуален вопрос выбора методики анестезии, которая при адекватной модуляции операционного стресс-ответа оказывала бы минимальное иммуносупрессивное действие.

Цель исследования — изучить влияние ОА и КСЭА на показатели клеточного иммунитета при ревизионных операциях у больных с перипротезной инфекцией тазобедренного сустава.

 

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

 

Дизайн исследования

Проведено открытое проспективное рандомизированное исследование. Рандомизация проводилась методом конвертов. После подписания информированного согласия вскрывался конверт и пациент получал индивидуальный номер, соответствующий варианту анестезии. Главный исследователь проводил анестезию, специалисты проводившие цитологические исследования не знали к какой группе отнесен пациент.

Критерии соответствия

Критерии включения:

  • пациенты (мужчины или женщины) в возрасте 20–80 лет, поступающие на ревизионные оперативные вмешательства по поводу перипротезной инфекции после эндопротезирования тазобедренного сустава;
  • наличие письменного информированного согласия на участие в исследовании в соответствии с действующим законодательством (пациент должен быть в состоянии его дать).

Критерии исключения:

  • пациенты с диагнозом сепсиса, септического шока, сахарного диабета, ВИЧ-инфекцией или сифилисом любой стадии;
  • наличие активного злокачественного заболевания;
  • наличие системных заболеваний соединительной ткани;
  • сопутствующая декомпенсированная хроническая патология печени или почек.

Условия проведения

Все больные проходили лечение в отделении гнойной остеологии университетской клиники ФГБОУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» (Нижний Новгород) по поводу перипротезной инфекции тазобедренного сустава.

Исследование проводили в период с 12.01.2019 по 01.09.2021 год. Взятие крови производили утром в день операции, затем — на 1-, 3-, 5- и 7-е сут после вмешательства.

Описание медицинского вмешательства

Больным выполняли оперативные вмешательства ревизионного протезирования с заменой всех компонентов протеза. Время оперативного вмешательства составило 1,5–2,5 ч. Антибиотикопрофилактику начинали за 30 мин до операции. Назначение антибиотика проводили с учётом роста микрофлоры, получаемой при пункции тазобедренного сустава.

Пациентам группы 1 (n=10) проводили ОА: индукция — пропофол (2 мг/кг), фентанил (2 мкг/кг); миорелаксация — рокурония бромид (0,5–0,6 мг/кг) для интубации трахеи. Далее продолжали ингаляционную анестезию севофлураном с минимальной альвеолярной концентрацией (МАК) 0,5–1, с болюсным введением фентанила в дозе 50–100 мкг перед разрезом и травматичными этапами операции. Контроль глубины анестезии осуществляли с помощью BIS-мониторинга (от англ. BIS — Bispectral Index — биспектральный индекс, мониторинг глубины седации во время медикаментозного сна) с подержанием индекса в пределах значений от 40 до 60. По завершении операции больных переводили в реанимационное отделение, где для обезболивания по требованию использовали тримепередин 2% (1 мл внутримышечно) и кетопрофен 5% (2 мл внутримышечно).

Пациентам группы 2 (n=15) операцию проводили под КСЭА. Перед выполнением пункции для седации использовали мидазолам 0,5% (2,5 мг). На уровне LI–LII осуществляли катетеризацию эпидурального пространства иглой 18 G (B.Braun, Германия) методом потери сопротивления. После катетеризации эпидурального пространства проводили аспирационную пробу. При отрицательном результате в эпидуральный катетер вводили 3 мл 2% лидокаина через предварительно заполненный бактериальный фильтр. Через 5–10 мин при отсутствии признаков развития спинальной блокады выполняли пункцию субарахноидального пространства на уровне LIII–LIV. Для спинальной анестезии применяли бупивакаин 0,5% в диапазоне дозировок 10–20 мг. У всех пациентов развивался выраженный моторный блок — 3 балла по шкале Bromage, уровень сенсорной блокады обычно достигал ThX. После интратекального введения препарата на область пункции эпидурального пространства клеили асептическую наклейку. Седацию в течение операции проводили мидазоламом 0,5% дробно и инфузией пропофола 1% для достижения глубины седации от -2 до -3 баллов по RAAS. Во время оперативного вмешательства введения местных анестетиков в эпидуральный катетер не требовалось. По окончании операции пациентов переводили в реанимационное отделение, где осуществляли эпидуральное обезболивание 0,2% раствором ропивакаина со скоростью 2–4 мл/ч через инфузомат. Также в послеоперационном периоде для обезболивания использовали тримепередин 2% (1 мл) и кетопрофен 5% (2 мл внутримышечно) по требованию. После перевода в отделение эпидуральное обезболивание продолжали 0,2% ропивакаином при помощи инфузионных помп со скоростью 4 мл/ч на протяжении 2–3 сут. Каждый день осуществляли контроль целостности асептической наклейки и осмотр больного.

За время наблюдения ни у кого из пациентов не отмечено жалоб на болезненность в месте пункции или симптомов неврологических нарушений. В послеоперационном периоде все больные продолжали получать плановую антикоагулянтную и антибактериальную терапию.

Исходы исследования

Оценивалась концентрация иммунокомпететных клеток до операции и затем на утро 1, 3, 5 и 7 суток.

Методы регистрации исходов

Оценивали показатели клеточного иммунитета (Т-хелперы — CD4+, Т-киллеры — CD8 +, иммунорегуляторный индекс — CD4+/CD8+ — соотношение Т-хелперов и Т-киллеров, B-лимфоциты). Для получения иммунограммы исследовали цельную кровь методом проточной цитофлуориметрии на аппарате Navios (Beckman Coulter, США).

Этическая экспертиза

Проведение исследования было одобрено Локальным этическим комитетом университетской клиники ФГБОУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» (протокол № 10 от 19.06.2019).

Статистический анализ

Статистическую обработку полученных данных проводили с помощью пакета программ SPSS Statistics (США). Размер выборки предварительно не рассчитывался. Для проверки характера распределения вариационных рядов использовали критерий Шапиро–Уилка. В случае нормального распределения группы сравнивали посредством t-критерия Стьюдента для независимых выборок. Для проверки равенства дисперсий применяли критерий равенства дисперсий Ливиня (p >0,05). Результаты t-критерия представлены как M ± σ (M — среднее арифметическое, σ — стандартное отклонение). В случае распределения, отличного от нормального, группы сравнивали при помощи U-критерия Манна–Уитни. Результаты представлены как Ме [Q25; Q75] (Ме — медиана, [Q25; Q75] — интерквартильный размах). Показатели внутри одной группы сравнивали, используя t-критерий Стьюдента для зависимых выборок. Уровень статистической значимости принимали равным 0,05.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

 

Участники исследования

После получения письменного информированного добровольного согласия в исследование были включены 25 пациентов (11 женщин и 14 мужчин), которых рандомизировали на группу 1 (n=10) и группу 2 (n=15). Средний возраст пациентов группы 1 составил 53,05 (29; 75), группы 2 — 55,6 (31; 77,1) года. Значимых отличий в объёме кровопотери и длительности операции между группами не зарегистрировано.

Основные результаты исследования

Не зафиксировано статистически значимых различий показателей CD4+ (%) между группами до оперативного вмешательства (p=0,202; табл. 1). В группе ОА среднее значение показателя CD4+ (%) составило 43,76±5,44, в группе КСЭА — 48,2±6,83% (норма — N — 44–64). В послеоперационном периоде уровень CD4+ (%) значимо отличался между группами на 3- и 7-й день после операции (p <0,05; рис. 1).

 

Таблица 1. Концентрация CD4+-лимфоцитов (%) у пациентов обеих групп в зависимости от дня наблюдения (N 44–64)

Table 1. CD4+ concentration (%) in patients depending on the day of observation (N 44–64)

День исследованияКонцентрация CD4+-лимфоцитов, %р
Группа 1 (n=10)Группа 2 (n=15)
До операции43,76±5,4448,2±6,830,202
1-е сут после операции50,42±6,4549,31±8,620,527
3-и сут после операции45,28±6,8852,68±5,670,020
5-е сут после операции47,76±8,0853,17±7,460,300
7-е сут после операции45,13±9,6352,77±6,090,029

Примечание (здесь и далее). p — уровень статистической значимости.

Note (here and below). p — the level of statistical significance.

 

Рис. 1. Изменение содержания CD4+ (%) на разных этапах исследования.

Fig. 1. CD4+ change (%) at the study stages.

 

На 1-е сут после операции показатель CD4+ (%) в группе ОА был статистически значимо выше исходного значения (p=0,004). В группе КСЭА статистически значимого отличия от исходного показателя не наблюдалось, что может говорить о меньшей реактивности иммунной системы в ответ на операционную травму на фоне КСЭА через 1 сут после операции. В дальнейшем в группе ОА на 3-, 5- и 7-е сут не зафиксировано статистически значимых отличий от исходного показателя. В группе же КСЭА показатель CD4+ (%) на 3-, 5- и 7-е сут оказался статистически значимо выше исходного значения (р=0,001, р=0,005, р=0,015 соответственно), что может свидетельствовать о более отсроченных изменениях в концентрации CD4+ (%) при использовании регионарной анестезии.

Результаты исследования S. Fu и соавт. показали, что содержание CD3+, CD4+ и CD4+CD25+-клеток в группах ОА и сочетанной с внутривенным наркозом эпидуральной анестезии у больных, перенесших радикальную резекцию рака лёгкого, на 3-и сут было ниже, чем до операции [18]. Однако следует отметить, что в этом исследовании эпидуральная анестезия использовалась в виде однократного болюса и не применялась для послеоперационного обезболивания, что, по-видимому, сказалось на концентрации CD4+ (%) в группе сочетанной анестезии.

При сравнении групп между собой на 3- и 7-е сут после операции концентрация CD 4+ (%) в группе ОА оказалась статистически значимо ниже, чем в группе КСЭА (p=0,020, p=0,029 соответственно). Аналогичные результаты наблюдали в исследовании S. Fu и соавт., в котором через 72 ч после операции содержание CD4+ у пациентов, получавших сочетанную анестезию, был значительно выше, чем у больных, получавших только ОА [18]. Вероятно, это связано с блокадой эпидуральной анестезии ноцицептивной стимуляции и меньшей реакцией гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, стимуляция которой увеличивает секрецию воспалительных цитокинов, что ведёт к иммуносупрессии [19]. Авторы считают, что применение эпидуральной анестезии способствует стабильности иммунной системы [18].

Нами не отмечено статистически значимых отличий показателя % соотношения CD8+-лимфоцитов (табл. 2) между исследуемыми группами (рис. 2).

 

Таблица 2. Концентрация CD8+-лимфоцитов (%) у пациентов обеих групп в зависимости от дня наблюдения (N 11–37)

Table 2. CD8+ concentration (%) in patients depending on the day of observation (N 11–37)

День исследованияКонцентрация CD8+-лимфоцитов, %р
Группа 1 (n=10)Группа 2 (n=15)
До операции29,42±9,8631,31±7,03

0,405

1-е сут после операции25,62±8,9328,37±6,9

0,276

3-и сут после операции27,84±9,2427,87±5,99

0,754

5-е сут после операции27,47±8,1927,57±7,29

0,728

7-е сут после операции27,71±9,7827,45±5,59

0,937

Рис. 2. Изменение содержания CD8+ (%) на разных этапах исследования.

Fig. 2. CD8+ change (%) at the study stages.

 

Изменение иммунорегуляторного индекса (табл. 3) и % содержания B-лимфоцитов (табл. 4) между группами также не продемонстрировало статистически значимых отличий.

 

Таблица 3. Изменение иммунорегуляторного индекса у пациентов обеих групп в зависимости от дня наблюдения (N 1,5–2,6)

Table 3. Changes in the immunoregulatory index in patients depending on the day of observation (N 1.5–2.6)

День исследования

Иммунорегуляторный индекс

р

Группа 1 (n=10)

Группа 2 (n=15)

До операции

1,30 [1, 20; 2, 05]

1,55 [1, 28; 2, 02]

0,978

1-е сут после операции

2,28±1,07

1,85±0,60

0,099

3-и сут после операции

1,8±0,78

1,99±0,58

0,959

5-е сут после операции

1,92±0,74

2,07±0,77

0,657

7-е сут после операции

1,82±0,62

2,01±0,54

0,442

 

Таблица 4. Концентрация В-лимфоцитов (%) у пациентов обеих групп в зависимости от дня наблюдения (N 4–26)

Table 4. Concentration of B-lymphocytes (%) in patients depending on the day of observation (N 4–26)

День исследования

Концентрация В-лимфоцитов, %

р

Группа 1 (n=10)

Группа 2 (n=15)

До операции

8,23±2,92

8,57±3,21

0,673

1-е сут после операции

12,38±5,47

9,65±4,65

0,344

3-и сут после операции

10,77±3,68

11,17±3,13

0,521

5-е сут после операции

9,90 [7, 57; 12, 5]

12,3 [8, 2; 12, 9]

0,495

7-е сут после операции

9,1±3,29

10,9±2,57

0,157

 

В исследовании S. Velcic Brumnjak и соавт. [20] оценивали влияние вида послеоперационного обезболивания на клеточный иммунитет в группах проводниковой, эпидуральной и мультимодальной аналгезии после операции протезирования коленного сустава. Согласно представленным результатам, отмечено уменьшение числа циркулирующих Т-лимфоцитов и их подмножеств (CD4+ и CD8+) у пациентов, получавших мультимодальную системную аналгезию, по сравнению с больными с регионарной аналгезией. В группе мультимодальной аналгезии отмечено уменьшение субпопуляций CD4+ и CD8+ сразу после окончания операции и через 24 ч после неё. Авторы отмечают отрицательную корреляцию между показателями клеточного иммунитета и выраженностью болевого синдрома [20]. Следует заметить, что в нашем исследовании принимали участие пациенты с очагом гнойной инфекции, что, вероятно, сказалось на исходном состоянии иммунной системы и концентрации иммунокомпетентных клеток в крови.

Больные с перипротезной инфекцией тазобедренного сустава за счёт хронического воспалительного процесса исходно имеют дисбаланс иммунной системы. Показано изменение популяционного состава лимфоцитов у пациентов с перипротезной инфекцией, что может служить информативным маркёром тяжести течения инфекции и может быть использовано для выявления иммунокомпрометированных пациентов [7]. Сохранение функции иммунной системы в послеоперационном периоде — важный фактор защиты от реинфекции. Травматичное оперативное вмешательство в совокупности с исходным воспалительным процессом приводит к выраженной активации как про-, так и противовоспалительных звеньев иммунитета. Активация гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и адренергическая стимуляция лимфоидных органов могут приводить к излишним противовоспалительным эффектам травмы и, как следствие, к иммуносупрессии [20]. Именно поэтому анестезиологическое пособие должно быть направлено на коррекцию хирургического стресса и болевого синдрома как во время операции, так и в течение раннего послеоперационного периода. Использование КСЭА при ревизионных оперативных вмешательствах у больных с перипротезной инфекцией тазобедренного сустава лучше способствует решению этой задачи и позволяет снизить напряжение регуляторных систем.

Нежелательные явления

Нежелательные явления в ходе проведения исследования медицинского вмешательства не зарегистрированы.

Ограничения исследования

Необходимо проведение более масштабных исследований с включением большего количества испытуемых для оценки влияния вида анестезии на показатели клеточного и гуморального иммунитета.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Использование КСЭА при ревизионном протезировании тазобедренного сустава по поводу перипротезной инфекции сопровождается меньшим супрессивным воздействием на CD4+-лимфоциты, чем при применении ОА. Статистически значимых различий в динамике CD8+, иммунорегуляторного индекса и B-лимфоцитов не обнаружено, что может свидетельствовать о меньшем влиянии вида анестезии на эти показатели.

×

About the authors

Artem A. Kazanin

Privolzhsky Research Medical University

Email: kazaninartem1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-8049-4546
SPIN-code: 4699-0456
Russian Federation, 10/1, Minin and Pozharsky Sq., Nizhny Novgorod, 603005, Russia

Valerii I. Zagrekov

Privolzhsky Research Medical University

Author for correspondence.
Email: zagrekov@list.ru
ORCID iD: 0000-0001-8235-7705
SPIN-code: 7257-0344

Doctor of Medical Sciences

Russian Federation, 10/1, Minin and Pozharsky Sq., Nizhny Novgorod, 603005, Russia

Mihail Y. Lebedev

Privolzhsky Research Medical University

Email: Miklgito@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5596-2619

Candidate of Medical Sciences

Russian Federation, 10/1, Minin and Pozharsky Sq., Nizhny Novgorod, 603005, Russia

Anait Z. Nargizyan

Privolzhsky Research Medical University

Email: anait.nargizyan@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-8449-878X
SPIN-code: 7864-6568
Russian Federation, 10/1, Minin and Pozharsky Sq., Nizhny Novgorod, 603005, Russia

Vyacheslav N. Mitrofanov

Privolzhsky Research Medical University

Email: slavasm08@rambler.ru
ORCID iD: 0000-0003-2046-3865
SPIN-code: 6390-9593

Candidate of Medical Sciences

Russian Federation, 10/1, Minin and Pozharsky Sq., Nizhny Novgorod, 603005, Russia

Roman N. Komarov

Privolzhsky Research Medical University

Email: bagsnn@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-2705-8224

Candidate of Medical Sciences

Russian Federation, 10/1, Minin and Pozharsky Sq., Nizhny Novgorod, 603005, Russia

Dmitrii V. Presnov

Privolzhsky Research Medical University

Email: p.d-07@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-3905-7958
SPIN-code: 3247-7238
Russian Federation, 10/1, Minin and Pozharsky Sq., Nizhny Novgorod, 603005, Russia

References

  1. Kapadia BH, Berg RA, Daley JA, et al. Periprosthetic joint infection. Lancet. 2016;387(10016):386–394. doi: 10.1016/s0140-6736(14)61798-0
  2. Shubnyakov II, Tikhilov RM, Denisov AO, et al. What Has Changed in the Structure of Revision Hip Arthroplasty? Traumatology and Orthopedics of Russia. 2019;25(4):9–27. (In Russ). doi: 10.21823/2311-2905-2019-25-4-9-27
  3. Komarov RN, Mitrofanov VN, Novikov AV, Korolev SB. The treatment of infectious complications after hip replacement. Traumatology and Orthopedics of Russia. 2016;22(4):25–34. (In Russ). doi: 10.21823/2311-2905-2016-22-4-25-34
  4. Pu X, Sun JM. General anesthesia vs spinal anesthesia for patients undergoing total-hip arthroplasty: A meta-analysis. Medicine. 2019;98(16):e14925. doi: 10.1097/md.0000000000014925
  5. Van Waesberghe J, Stevanovic A, Rossaint R, Coburn M. General vs. neuraxial anaesthesia in hip fracture patients: a systematic review and meta-analysis. BMC Anesthesiol. 2017;17(28):87. doi: 10.1186/s12871-017-0380-9
  6. Greimel F, Maderbacher G, Zeman F, et al. No Clinical Difference Comparing General, Regional, and Combination Anesthesia in HipArthroplasty: A Multicenter Cohort-Study Regarding Perioperative Pain Management and Patient Satisfaction. J Arthroplasty. 2017;32(11):3429–3433. doi: 10.1016/j.arth.2017.05.038
  7. Chepeleva MV, Kliushin NM, Ermakov AM, Kuznecova EI. Lymphocyte Populations in Patients with Periprosthetic Infection of the Hip Joint. Novosti Khirurgii. 2020;28(3):276–283. (In Russ). doi: 10.18484/2305-0047.2020.3.276
  8. Heim C, Vidlak D, Odvody J, et al. Human prosthetic joint infections are associated with myeloid-derived suppressor cells (MDSCs): Implications for infection persistence. J Orthop Res. 2018;36(6):1605–1613. doi: 10.1002/jor.23806
  9. Rossaint J, Zarbock A. Perioperative Inflammation and Its Modulation by Anesthetics. Anesth Analg. 2018;126(3):1058–1067. doi: 10.1213/ane.0000000000002484
  10. Ezhevskaya AA, Prusakova ZhB, Maksimova LP, et al. Effects of epidural anesthesia on stress-induced immune suppression during major corrective spine surgery. Anesteziologiya i reanimatologiya. 2014;59(6):11. (In Russ).
  11. Fife BT, Pauken KE, Eagar TN. Interactions between programmed death-1 and programmed death ligand-1 promote tolerance by blocking the T cell receptor-induced stop signal. Nat Immunol. 2009;10(11):1185–1192. doi: 10.1038/ni.1790
  12. Dang Y, Shi X, Xu W, Zuo M. The Effect of Anesthesia on the Immune System in Colorectal Cancer Patients. Can J Gastroenterol Hepatol. 2018;2018:7940603. doi: 10.1155/2018/7940603
  13. Lyuboshevskiy PA, Zabusov AV, Timoshenko AL, Korovkin DV. The limitation of metabolic and inflammatory alterations in post-surgery period: the role of field block anesthesia and analgesia. Medical Journal of the Russian Federation. 2013;19(5):15–19. (In Russ). doi: 10.17816/rmj38131
  14. Tylman M, Sarbinowski R, Bengtson J, et al. Inflammatory response in patients undergoing colorectal cancer surgery: the effect of two different anesthetic techniques. Minerva Anestesiol. 2011;77(3):275–282.
  15. Bel'tyukov PP, Mamedov AD. Otsenka funktsional'noi aktivnosti komponenta SZ sistemy komplementa pri vozdeistvii tiopentala in vitro. Uchenye zapiski. 2013;3:29–31. (In Russ).
  16. Tanatarov SZ, Neymark MI, Zhakupov RK. The condition of cell immunity in cancer patients with surgery according to intraoperative anesthesia. Medicine in Kuzbass. 2012;11(4):15–19. (In Russ).
  17. Zhu R, Xiang J, Tan M. Effects of different anesthesia and analgesia on cellular immunity and cognitive function of patients after surgery for esophageal cancer. Minerva Chir. 2020;75(6):449–456. doi: 10.23736/s0026-4733.20.08283-8
  18. Fu S, Qu P-S, Cai S-N. Effect of anesthetic methods on postoperative CD3+, CD4+ and CD4+CD25+ in patients with lung cancer undergoing radical operation. Oncol Lett. 2018;16(5):6547–6551. doi: 10.3892/ol.2018.9416
  19. Li B, Li Y, Tian S, et al. Anti-inflammatory Effects of Perioperative Dexmedetomidine Administered as an Adjunct to General Anesthesia: A Meta-analysis. Sci Rep. 2015;5:12342. doi: 10.1038/srep12342
  20. Velcic Brumnjak S, Rakovac I, Papez Kinkela D, et al. Postoperative Regional Analgesia Is Effective in Preserving Perforin-Expressing Lymphocytes in Patients After Total Knee Replacement. Med Sci Monit. 2018;24:5320–5328. doi: 10.12659/msm.909385

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Eco-Vector



СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ ФС 77 - 55827 от 30.10.2013 г
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ЭЛ № ЭЛ № ФС 77 - 80651 от 15.03.2021 г
.



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies