Comparison of methods of analgesia in patients after pancreatic surgery: retrospective study


Cite item

Full Text

Open Access Open Access
Restricted Access Access granted
Restricted Access Subscription or Fee Access

Abstract

Aim. To compare the effectiveness of postoperative analgesia by methods of epidural blockade and rectus sheath block in the early postoperative period in patients after pancreatic surgery.

Materials and methods. A retrospective analysis of inpatient case histories of patients after pancreatic surgery at JSC Ilyinsky Hospital for the period from 2019 to 2021 (n=92) was carried out. For the study, 78 cases were selected, which were divided into two groups: the first group (n=46) - patients who received epidural blockade (EB) with a local anesthetic in the postoperative period; the second group (n=32) included patients who underwent rectus sheath block (RSB) followed by the introduction of a local anesthetic solution.

Results. The level of pain on the visual analog scale was statistically significantly higher in the first group on the first (1.07 (0.50-1.80) and 0.48 (0.08-1.13), respectively, p=0.013) and the second day (0.82 (0.25-1.33) and 0.33 (0.06-0.75), respectively, p=0.021), no differences were found on the third day (p=0.060). The frequency of additional use of opioid analgesia did not differ between the study groups (on the first day p=0.233, on the second day p=0.570 and on the third day p=0.092). The use of norepinephrine infusion in the early postoperative period (p=0.842), daily and cumulative water balance (on the zero day p=0.851, on the first day p=0.883, on the second day p=0.319, on the third day p=0.718 and the cumulative balance p =0.707) and verticalization time (p=0.800) also showed no significant difference. Orthostatic reactions during early mobilization were noted significantly more often in the EB group than in the RSB group (n=10 (21.7%) and n=1 (3.2%), respectively, OR 8.333, 95% CI: 1.008-66.667, p =0.042). The appearance of the first stool was more common in the EB group (3 (2-4) days, vs. 4 (3-5) days in the group with RSB, p=0.027). There was no statistically significant difference between the groups in the development of infectious complications (p=1.000), gastrostasis (p=0.144), in-hospital mortality rate (p=0.460), ICU-days (p=0.305) and lengths of stay (p=0.776).

Conclusion. The study obtained data showing the comparability of the use of methods of analgesia, such as epidural blockade and rectus sheath block in patients after pancreatic surgery.

Full Text

Обоснование

Боль — самое частое послеоперационное осложнение, которое приносит пациентам страдания, приводит к эндокринным и метаболическим нарушениям, замедляет послеоперационное восстановление и увеличивает медицинские затраты [1, 2]. Операции, сопровождающиеся срединной лапаротомией, обычно вызывают сильную боль [3]. Адекватный послеоперационный контроль боли имеет решающее значение для уменьшения стресс-ответа, послеоперационной инсулинорезистентности и снижения частоты хронизации острой боли. Кроме того, послеоперационная аналгезия способствует началу ранней активизации и, следовательно, снижает риск развития пневмонии и тромбоза глубоких вен [4]. Однако оптимальный режим обезболивания до сих пор остается спорным вопросом. Грудную эпидуральную блокаду (ЭБ) традиционно используют для купирования болевых ощущений после больших абдоминальных оперативных вмешательств, но катетеризация эпидурального пространства при определённых условиях может приводить к довольно грозным осложнениям, таким как эпидуральные гематомы, абсцессы, повреждение нервов, иммобилизация из-за развития моторного блока, задержка мочи и артериальная гипотония [5]. Кроме того, для установки катетера в эпидуральное пространство врач должен обладать соответствующими мануальными навыками.

В последнее время набирает популярность применение блокады влагалища прямых мышц живота (БВПМЖ). Этот метод аналгезии не имеет тех недостатков, которые присущи ЭБ, в связи с чем представляет большой интерес для использования у пациентов после лапаротомных оперативных вмешательств.

Цель исследования — сравнить послеоперационное обезболивание методами ЭБ и БВПМЖ у пациентов, прооперированных на поджелудочной железе (ПЖ).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Дизайн исследования

Проведено одноцентровое открытое когортное ретроспективное  исследование базы данных электронных медицинских карт пациентов (n=92) после операций на ПЖ (в соответствии с Хельсинкской декларацией 2013 года и Council for International Organizations of Medical Sciences 2016 года).

Критерии соответствия

Критерии включения:

  • плановое оперативное вмешательство на панкреатодуоденальной области;
  • лапаротомный доступ;
  • наличие письменного информированного добровольного согласия на участие в исследовании.

Критерии исключения:

  • возраст от 0 до 18 лет;
  • неполный объём данных о пациенте.

Условия проведения

Все включённые в исследование пациенты проходили лечение в АО «Ильинская больница» (Москва) с 14 июля 2019 по 31 декабря 2021 года.

Описание медицинского вмешательства

Все оперативные вмешательства выполняли под комбинированным эндотрахеальным наркозом. В 50,0% случаев (табл. 1) была выполнена панкреатодуоденальная резекция (n=39), в 25,6% — тотальная панкреатэктомия (n=20), в 14,1% — дистальная резекция ПЖ (n=11). Всех пациентов экстубировали в операционной после оперативного вмешательства и доставляли в отделение реанимации для дальнейшего лечения. В послеоперационном периоде все пациенты получали мультимодальную схему аналгезии, которая на 1-м уровне обезболивания включала внутривенную инфузию парацетамола (1000 мг каждые 6 ч в течение 3 сут) и внутривенное введение кетонала (100 мг каждые 12 ч в течение 3 сут).

Таблица 1. Спектр оперативных вмешательств

Table 1. Range of surgical interventions

Тип операцииЧисло, абс. (%)
Панкреатодуоденальная резекция39 (50,0)
Тотальная панкреатэктомия20 (25,6)
Дистальная резекция поджелудочной железы11 (14,1)
Панкреатсохраняющая резекция двенадцатиперстной кишки5 (6,4)
Центральная резекция поджелудочной железы2 (2,6)
Цистпанкреатоэнтероанастамоз1 (1,3)

 

Эпидуральный катетер устанавливали в условиях операционной после индукции в анестезию. В положении лёжа после троекратной обработки операционного поля спиртовым раствором выполняли пункцию и катетеризацию эпидурального пространства. Катетер проводили краниально на 4–5 см. С момента поступления в отделение реанимации начинали инфузию 0,2% раствора ропивакаина со скоростью 5–8 мл/ч. Уровень установки эпидурального катетера представлен в табл. 2.

Таблица 2. Уровни катетеризации эпидурального пространства

Table 2. Level of catheterization of the epidural space

УровеньThVII–VIIIThVIII–IXThIX–XThX–XIThXI–XIILI–IIНет данных

Число, n

201043117

Примечание. Th — грудной сегмент, L — поясничный сегмент.

Note. Th - thoracic segment, L - lumbar segment.

Катетеризацию влагалища прямых мышц живота хирург проводил с двух сторон перед ушиванием лапаротомной раны. Катетер устанавливали под визуальным контролем на протяжении всего пространства влагалища прямых мышц живота. С момента поступления в отделение реанимации начинали инфузию 0,2% раствора ропивакаина со скоростью 10–12 мл/ч.

Анализ в подгруппах

После отбора в исследование включили данные 78 пациентов. Больных разделили на 2 группы: 1-я группа (n=46) — пациенты, которым в послеоперационном периоде использовали эпидуральную аналгезию местным анестетиком; 2-я группа (n=32) — больные, которым выполняли послеоперационную аналгезию введением раствора местного анестетика в катетеры влагалищ прямых мышц живота (рис. 1).

Рис. 1. Блок-схема дизайна исследования.

Fig. 1. Flow chart of the study design.

Методы регистрации исходов

  • Оценку уровня боли проводили с помощью 10-сантиметровой визуальной аналоговой шкалы (ВАШ). Фиксировали среднее значение за сутки, начиная с утра следующего дня после оперативного вмешательства. При выраженном болевом синдроме выше 4 см по ВАШ в качестве 2-го уровня обезболивания использовали внутривенное введение 100 мг трамадола, а при его неэффективности проводили контролируемую пациентом аналгезию фентанилом (болюсы по 50 мкг, локаут 15 мин, без базовой инфузии).
  • Фиксировали частоту развития ортостатической реакции при начале физической реабилитации в послеоперационном периоде. За ортостатическую реакцию считали снижение артериального давления или учащение частоты сердечных сокращений на 20% и более (от значений в покое) после проведения вертикализации и появления гравитационного градиента. Отмечали сутки после оперативного вмешательства, на которые пациентам удавалось принять вертикальное положение.
  • Подсчитывали водный баланс за первые 4 сут и кумулятивный баланс. Учитывали инфузионно-трансфузионную терапию, энтеральное питание и введённую воду, кровопотерю, потери по дренажам с мочой и перспирацией. Фиксировали время первой дефекации.
  • В раннем послеоперационном периоде оценивали частоту потребности в вазопрессорной поддержке норадреналином.
  • Фиксировали частоту инфекционных осложнений, гастростаза, ранней кишечной непроходимости и летальные исходы.
  • Инфекционными осложнениями считали любые случаи развития пневмонии (диагноз устанавливали при помощи компьютерной томографии органов грудной клетки), инфекции в области послеоперационной раны или перитонит (диагноз устанавливали по характерным клинико-лабораторным изменениям, отделяемому по брюшным дренажам, при помощи компьютерной томографии органов брюшной полости).
  • Гастростазом считали случаи отделения по назогастральному зонду застойного желудочного содержимого, сопровождающиеся снижением моторной функции желудка.
  • Госпитальной летальностью считали все случаи летальных исходов, случившихся за время госпитализации.
  • Оценивали длительность койко-дней в отделении реанимации и общую продолжительность госпитализации.

Этическая экспертиза

Проведение исследования одобрено Локальным этическим комитетом ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Минздрава России (протокол № 1/7 от 09.05.2022).

Статистический анализ

Статистическую обработку данных проводили с использованием программы SPSS Statistics v. 26 (IBM Corp., США). Статистический анализ полученных цифровых данных осуществляли с применением методов параметрического и непараметрического анализа. Оценку на нормальность распределения выполняли при помощи критерия Шапиро–Уилка (при значении р <0,05 распределение данных считали отличным от нормального). При нормальном распределении данные описывали с помощью средних значений (М) и стандартного отклонения (SD), при распределении, отличном от нормального, — посредством медианы (Ме) и интерквартильного размаха (Q1–Q3). Полученные данные оценивали с помощью U-критерия Манна–Уитни или t-критерия Стьюдента. Номинальные данные описывали с указанием абсолютных значений и % долей. Для их статистической обработки использовали критерий c2 Пирсона (при минимально ожидаемой частоте явления >10) или точный критерий Фишера (при минимально ожидаемой частоте явления <10). Описывали отношения шансов (ОШ) с указанием 95% доверительного интервала (ДИ). Различия считали статистически значимыми при p <0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Участники исследования

Средний возраст пациентов в 1-й группе составил 58,6±12,3, во 2-й — 59,0±12,3 года. Средний индекс массы тела в группе с ЭБ равен 25,6±6,4, в группе с БВПМЖ — 25,7±5,2 кг/м2. Число обследуемых мужского пола в 1-й группе — 19 (41,3%), женского пола — 27 (58,7%); во 2-й группе лиц мужского пола — 17 (53,1%), женского пола — 15 (46,9%). По уровню анестезиологической оценки физического статуса пациента (ASA) пациенты распределились следующим образом: в 1-й группе ASA II — у 16, ASA III — у 29, ASA IV — у 1 пациента; во 2-й группе ASA II — у 14, ASA III — у 18 человек. Характеристика исследуемых пациентов представлена в табл. 3.

Таблица 3. Характеристика исследуемых пациентов (M ± SD)

Table 3. Characteristics of included patients (M ± SD)

ПараметрыЭБ (n=46)БВПМЖ (n=32)р
Возраст, лет58,6±12,359,0±12,30,888
Индекс массы тела, кг/м225,6±6,425,7±5,20,894
Пол, м/ж20 (41,7%)/28 (58,3%)17 (51,5%)/16 (48,5%)0,303
ASA II1614-
ASA III2918-
ASA IV10-

Примечание. ЭБ — эпидуральная блокада, БВПМЖ — блокада влагалища прямых мышц живота, ASA — уровень анестезиологической оценки физического статуса пациента.

Note. EB - epidural blockade, RSB - rectus sheath block, ASA - physical status classification system American society of anesthesiologists.

Основные результаты исследования

При сравнении степени выраженности болевого синдрома по ВАШ после операций при ЭБ уровень болевых ощущений оказался существенно выше по сравнению с БВПМЖ: в 1-е сут — 1,07 и 0,48 см по ВАШ соответственно (р=0,013), на 2-е сут — 0,82 и 0,33 см по ВАШ соответственно (р=0,021). На 3-и сут после вмешательства уровень боли по ВАШ значимо не различался (р=0,060). Данные представлены на рис. 2 и 3.

Рис. 2. Уровень боли по визуальной аналоговой шкале на 1-е сут послеоперационного периода.

Примечание. ЭБ — эпидуральная блокада, БВПМЖ — блокада влагалища прямых мышц живота, * — статистически значимые различия (U-критерий Манна–Уитни).

Fig. 2. The level of pain according to VAS on the 1st day of the postoperative period.

Note. EB - epidural blockade, RSB - rectus sheath block, * — Significant differences (Mann–Whitney U test).

 

Рис. 3. Уровень боли по визуальной аналоговой шкале на 2-е сут послеоперационного периода.

Примечание. ЭБ — эпидуральная блокада, БВПМЖ — блокада влагалища прямых мышц живота, * — статистически значимые различия (U-критерий Манна–Уитни.

Fig. 3. The level of pain according to VAS on the 2nd day of the postoperative period.

Note. EB - epidural blockade, RSB - rectus sheath block, * — Significant differences (Mann–Whitney U test).

 

При анализе частоты потребности в дополнительном обезболивании опиоидами на 1-, 2- и 3-и сут послеоперационного периода существенных различий зарегистрировано не было (р=0,233, р=0,570 и р=0,092 соответственно).

При сравнении частоты использования постоянной инфузии норадреналина в раннем послеоперационном периоде в зависимости от метода аналгезии статистически значимых различий также не получено (р=0,842).

При оценке начала активизации 1 пациент из группы с аналгезией при помощи БВПМЖ физическую реабилитацию в раннем послеоперационном периоде не получал ввиду тяжести состояния и потому в дальнейшем анализе данных не участвовал. Сравнение частоты ортостатической артериальной гипотонии при вертикализации пациентов в послеоперационном периоде в зависимости от метода аналгезии продемонстрировало значимые различия (р=0,042): частота развития ортостаза при использовании ЭБ увеличивалась в 8,333 раза (95% ДИ 1,008–66,667). Однако статистически значимых различий между группами во времени вертикализации в положении стоя нами не отмечено (p=0,800).

Анализ водного баланса у пациентов с ЭБ и БВПМЖ не показал существенных отличий (на 0-е сут — р=0,851, на 1-е — р=0,883, на 2-е — р=0,319, на 3-и — р=0,718, кумулятивный баланс — р=0,707).

При сравнении восстановления моторики кишечника (времени появления первого стула) у пациентов с ЭБ и БВПМЖ получены существенные различия (р=0,027). В группе с ЭБ первая дефекация происходила раньше, чем в группе с аналгезией методом БВПМЖ (медианы — 3- и 4-е сут соответственно).

При анализе частоты развития инфекционных осложнений (р=1,000), развития гастростаза (р=0,144) и внутригоспитальной летальности (p=0,460) статистически значимых различий не установлено.

При сравнении зависимости длительности пребывания в отделении реанимации и длительности госпитализации от метода аналгезии статистически значимых различий также не получено (р=0,305 и р=0,776 соответственно). Все результаты представлены в табл. 4.

Таблица 4. Сводная таблица полученных результатов

Table 4. Summary table of the results

Параметр

Метод аналгезии

р

ОШ; 95% ДИ

ЭБ

БВПМЖ

Боль по ВАШ, Me (Q1–Q3)

1-е сут

1,07 (0,50–1,80)
0,48 (0,08–1,13)
0,013*

2-е сут

0,82 (0,25–1,33)
0,33 (0,06–0,75)
0,021*

3-и сут

0,82 (0,08–1,40)
0,34 (0,08–0,77)
0,060

Дополнительное использование опиоидов, n (%)

1-е сут

21 (45,7)
19 (59,4)
0,233
1,740; 0,698–4,337

2-е сут

20 (43,5)
16 (50,0)
0,570
1,300; 0,526–3,215

3-и сут

13 (28,3)
15 (46,9)
0,092
2,240; 0,870–5,766

Норадреналин, n (%)

12 (26,1)
9 (28,1)
0,842
1,109; 0,402–3,054

Ортостатическая реакция, n (%)

10 (21,7)
1 (3,2)
0,042•
8,333; 1,008–66,667

Подъём на ноги, сут, Me (Q1Q3)

1 (1–2)
1 (1–2)
0,800

Водный баланс, мл, Me (Q1Q3)

0-е сут

2915,0 (1760,0–3900,0)
2940,0 (2415,0–3940,0)
0,851

1-е сут

527,5 (-120,0–1415,0)
686,5 (-470,0–1270,0)
0,883

2-е сут

370,0 (-580,0–1150,0)
-45,0 (-870,0–599,5)
0,319

3-и сут

30,0 (-522,0–1100,0)
153,0 (-670,5–641,5)
0,718

Кумулятивный баланс

3979,0 (2400,0–5550,0)
3324,0 (2331,5–5957,5)
0,707

Первый стул, сут, Me (Q1Q3)

3 (2–4)
4 (3–5)
0,027*

Инфекционные осложнения, n (%)

11 (23,9)
7 (21,9)
1,000
0,891; 0,303–2,617

Гастростаз, n (%)

6 (13,0)
9 (28,1)
0,144
2,609; 0,823–8,266

Внутригоспитальная летальность, n (%)

6 (13,0)
2 (6,3)
0,460
0,444; 0,084–2,358

Койко-дни в реанимации, сут, Me (Q1Q3)

2,0 (1,0–4,0)
2,0 (1,5–3,0)
0,305

Длительность госпитализации, сут, Me (Q1Q3)

12,5 (10,0–18,0)
13,0 (10,0–21,5)
0,776

 

Примечание. ЭБ — эпидуральная блокада, БВПМЖ — блокада влагалища прямых мышц живота, ОШ — отношение шансов, ДИ — доверительный интервал, ВАШ — визуальная аналоговая шкала, Me — медиана, (Q1–Q3) — интерквартильный размах, * — статистически значимые различия (U-критерий Манна–Уитни), • — статистически значимые различия (точный критерий Фишера).

Note. EB - epidural blockade, RSB - rectus sheath block, OR - odds ratio, CI - confidence interval, VAS - visual analogue scale, Me – median, (Q1–Q3) - interquartile range, * — significant differences (Mann–Whitney U test), • - significant differences (Fisher exact test).

Нежелательные явления

В ходе проведения исследования нежелательных явлений отмечено не было.

ОБСУЖДЕНИЕ

Резюме основного результата исследования

Наше исследование позволило установить более низкий уровень болевых ощущений у пациентов в группе с БВПМЖ на 1- и 2-е сут после оперативного вмешательства. Однако полученные среднесуточные результаты при оценке болевых ощущений в группе с ЭБ не превышали 1,07 см по ВАШ, что является комфортным и допустимым уровнем. К тому же в подтверждение этого потребность в дополнительном обезболивании опиоидными анальгетиками между исследуемыми группами существенно не различалась. Таким образом, мы можем интерпретировать полученные различия как клинически не значимые.

Обсуждение основного результата исследования

A. Krige и соавт. в своём исследовании показали значительно более низкую интенсивность болевых ощущений при активизации в группе с ЭБ в ранние сроки после оперативного вмешательства и, наоборот, в позднем периоде (к 3-м сут), более низкий уровень болевых ощущений фиксировали в группе с БВПМЖ. Это соответствовало значительно большему потреблению опиатов в группе ЭБ через 72 ч после оперативного вмешательства [6].

Manassero и соавт. сообщили, что БВПМЖ под ультразвуковым контролем может привести к полной сенсорной блокаде при использовании в качестве единственного анестетика при пластике пупочной грыжи у 53,3% пациентов. Кроме того, этот метод аналгезии может обеспечить адекватное послеоперационное обезболивание у 97% пациентов [7]. В другом исследовании J. Hausken и соавт. получили результаты, свидетельствующие о том, что БВПМЖ совместно с контролируемой пациентом аналгезией оксикодоном имела такую же анальгетическую эффективность, как и ЭБ у пациентов после операций по трансплантации ПЖ [8]. Однако в этом исследовании использовали болюсное введение раствора местного анестетика каждые 4 ч, в отличие от нашего исследования, где раствор вводили непрерывно на протяжении всего периода времени. Действительно, в работах, сравнивающих различные методы введения раствора местного анестетика, представлены противоречивые результаты, и по-прежнему остаётся не до конца ясным, какой из методов является более предпочтительным, что требует проведения дальнейших исследований в этом направлении [8, 9].

Существует предположение, что эпидуральное введение местных анестетиков может вызвать артериальную гипотонию из-за симпатической блокады, приводящей к артериальной и венозной вазодилатации [9, 10]. Развившуюся депрессию гемодинамики корригируют введением вазопрессоров (чаще всего норадреналином или фенилэфрином) и, возможно, дополнительной инфузионной терапией. Однако появляется всё больше доказательств того, что излишняя периоперационная инфузионная и вазопрессорная терапия способствуют отёку кишечника, что может приводить к несостоятельности анастомозов и влиять на исходы после больших абдоминальных вмешательств [11–14]. В нашем исследовании не получено статистически значимых различий между группами в частоте потребности в вазопрессорной поддержке норадреналином и объёме водного баланса посуточно и кумулятивно в течение первых 3 сут после оперативного вмешательства. Это может свидетельствовать о том, что использование ЭБ или БВПМЖ не приводит к значимым гемодинамическим изменениям, и потому они могут применяться с рестриктивной или целенаправленной периоперационной инфузионной терапией.

Послеоперационная ортостатическая артериальная гипотония сопровождается симптомами головокружения, тошноты, рвоты или потери сознания в положении сидя или стоя. Это состояние является широко известным клиническим осложнением, которое может задерживать раннюю мобилизацию, однако имеется мало данных о механизме его развития и возможных вариантах терапии [15]. Задержка ранней активизации пациентов в послеоперационном периоде может увеличивать риски развития респираторных и тромбоэмболических осложнений [16]. Согласно данным литературы, частота ортостатической артериальной гипотонии варьирует в пределах 12–19% во время ранней послеоперационной активизации у пациентов, перенесших операции эндопротезирования тазобедренных суставов, гинекологические операции или оперативные вмешательства на молочной железе, а после абдоминальных операций частота ортостатических гипотензий может достигать 52% [16–20].

K.J. Haines и соавт. в своём исследовании получили трудности с ранней мобилизацией, связанные с развитием ортостатических изменений, у 33% пациентов с ЭБ после абдоминальных операций [16]. В нашем исследовании зарегистрировано значимое увеличение частоты развития ортостатических реакций при использовании ЭБ как компонента послеоперационной аналгезии. Однако это состояние не повлияло на начало ранней мобилизации с вертикализацией.

Патогенез послеоперационного пареза кишечника является многофакторным и включает в себя активацию тормозящих рефлексов, медиаторов воспаления и влияние как экзо-, так и эндогенных опиоидов [21]. Эпидуральная аналгезия может способствовать более быстрому восстановлению моторики желудочно-кишечного тракта за счёт различных механизмов, включая снижение дозы опиоидов, блокаду симпатической иннервации кишечника, создавая относительное преобладание парасимпатической иннервации и прямое системное действие местных анестетиков [22, 23]. В нашем исследовании зафиксированы результаты, демонстрирующие более раннюю активацию моторики кишечника в послеоперационном периоде и получение стула в группе с ЭБ по сравнению с группой, получавшей аналгезию методом БВПМЖ — 3 (2–4) и 4 (3–5) сут соответственно. Однако в недавнем исследовании H.M. Yassin и соавт. авторами не получено значимых различий во времени отхождения газов и появления моторики кишечника между пациентами, получавшими в качестве обезболивания ЭБ на нижнегрудном уровне и БВПМЖ после плановых абдоминальных операций [24]. Возможно, это связано с тем, что в отличие от нашего исследования, авторы применяли болюсное введение раствора местного анестетика в катетеры, расположенные во влагалищах прямых мышц живота. После болюсных введений увеличивается абсорбция в системный кровоток местного анестетика с повышением его плазменной концентрации, что дополнительно увеличивает прямое системное действие и положительно влияет на моторику желудочно-кишечного тракта [22]. Однако это предположение требует дальнейших исследований.

Эффективное обезболивание в послеоперационном периоде так или иначе влияет на развитие послеоперационных осложнений, длительность нахождения в отделении реанимации, продолжительность госпитализации и внутригоспитальную летальность, что, несомненно, ассоциировано с величиной затрат на лечение [25]. В нашем исследовании не получено существенных различий между исследуемыми группами в развитии послеоперационных осложнений, длительности госпитализации и внутригоспитальной летальности, что соответствует информации, опубликованной в недавних работах других авторов [6, 24].

Наше исследование в очередной раз показало сопоставимую эффективность использования ЭБ и БВПМЖ в послеоперационном периоде после абдоминальных операций. Однако ЭБ требует наличия определённого навыка у врача анестезиолога-реаниматолога и, согласно данным исследований, частота неудачи при эпидуральной аналгезии достигает 30% [8, 26]. Кроме того, развитие эпидуральной гематомы является редким, но потенциально очень грозным осложнением после катетеризации эпидурального пространства, которое может вызвать необратимый неврологический дефицит.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анальгетическая эффективность БВПМЖ оказалась несколько выше таковой при ЭБ, однако клинически оставалась в пределах допустимо комфортных значений. Частота развития ортостатической артериальной гипотонии чаще встречалась в группе с ЭБ, но не препятствовала началу мобилизации и ранней вертикализации пациентов в послеоперационном периоде. Моторика кишечника восстанавливалась раньше у пациентов, получавших ЭБ. Не обнаружено существенных различий между исследуемыми группами в частоте дополнительного использования опиоидов, частоте потребности в вазопрессорной поддержке, водному балансу, частоте развития инфекционных осложнений, гастростаза, внутригоспитальной летальности, длительности койко-дней в реанимации и длительности госпитализации. Результаты нашего исследования демонстрируют сопоставимость методов ЭБ и БВПМЖ по своей эффективности у пациентов, перенесших оперативные вмешательства на ПЖ.

×

About the authors

Beka Sosoevich Ezugbaia

JSC Ilynskaya hospital

Email: ezugbaia.b.s@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-0271-4643
SPIN-code: 1713-7653
Scopus Author ID: 57297138300

Ph.D., anesthesiologist-resuscitator

Russian Federation, Bldg 2, 2, Rublevsky suburb Str., Ilinskoe settlement, Moscow region, 143421, Russia

Sergey Alexandrovich Fedorov

JSC Ilynskaya hospital

Email: s.fedorov@ihospital.ru
ORCID iD: 0000-0001-8214-9826

Ph. D., head of the intensive care unit

Russian Federation, Bldg 2, 2, Rublevsky suburb Str., Ilinskoe settlement, Moscow region, 143421, Russia

Vaagn Ashotovich Avetisian

JSC Ilynskaya hospital

Email: vaagnavetisian@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-6555-7369

anesthesiologist-resuscitator

Rwanda, Bldg 2, 2, Rublevsky suburb Str., Ilinskoe settlement, Moscow region, 143421, Russia

Ekaterina Yurievna Nikitenko

JSC Ilynskaya hospital

Email: e.nikitenko@ihospital.ru
ORCID iD: 0000-0003-3663-6134

anesthesiologist-resuscitator

Russian Federation, Bldg 2, 2, Rublevsky suburb Str., Ilinskoe settlement, Moscow region, 143421, Russia

Vadim Andreevich Sizov

University Hospital Ayr

Email: Sizov1vadim@gmail.com
SPIN-code: 2900-9674

к.м.н., DESAIC, анестезиолог

United Kingdom, Dalmellington Rd, Ayr KA6 6DX, Great Britan

Sergey Anatolevich Kamnev

JSC Ilynskaya hospital

Author for correspondence.
Email: korium1605@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-4230-4796

врач-анестезиолог

Russian Federation, Bldg 2, 2, Rublevsky suburb Str., Ilinskoe settlement, Moscow region, 143421, Russia

Victor A. Koriachkin

St. Petersburg State Pediatric Medical University

Email: vakoryachkin@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-3400-8989
SPIN-code: 6101-0578

MD, Dr. Sci. (Med.), Professor

Russian Federation, 2, Litovskaya, St. Petersburg, 194100, Russia

References

  1. Fang P, Qian J, Ding J, et al. Comparison of Analgesic Effects between Nalbuphine and Sufentanil in First-Trimester Surgical Abortion: A Randomized, Double-Blind, Controlled Trial. Pain Ther. 2022;11(1):121–132. doi: 10.1007/s40122-021-00334-0
  2. Tyurina EA, Zagorulko OI, Medvedeva LA, et al. Analysis of the factors of pain chronicity in the postoperative period in abdominal surgery. Clinical and Experimental Surgery. Petrovsky Journal. 2022;10(1):108–13. (In Russ). doi: 10.33029/2308-1198-2022-10-1-108-113
  3. Lovich-Sapola J, Smith CE, Brandt CP. Postoperative Pain Control. Surg Clin North Am. 2015;95(2):301–318. doi: 10.1016/j.suc.2014.10.00
  4. Wilkinson KM, Krige A, Brearley SG, et al. Thoracic Epidural analgesia versus Rectus Sheath Catheters for open midline incisions in major abdominal surgery within an enhanced recovery programme (TERSC): study protocol for a randomised controlled trial. Trials. 2014;15:400. doi: 10.1186/1745-6215-15-400
  5. Hermanides J, Hollmann MW, Stevens MF, Lirk P. Failed epidural: causes and management. Br J Anaesth. 2012;109(2):144–154. doi: 10.1093/bja/aes214
  6. Krige A, Brearley SG, Mateus C, et al. A comparison between thoracic epidural analgesia and rectus sheath catheter analgesia after open midline major abdominal surgery: randomized clinical trial. BJS Open. 2022;6(3):zrac055. doi: 10.1093/bjsopen/zrac055
  7. Manassero A, Bossolasco M, Meineri M, et al. Spread patterns and effectiveness for surgery after ultrasound-guided rectus sheath block in adult day-case patients scheduled for umbilical hernia repair. J Anaesthesiol Clin Pharmacol. 2015;31(3):349–353. doi: 10.4103/0970-9185.161671
  8. Hausken J, Rydenfelt K, Horneland R, et al. First Experience With Rectus Sheath Block for Postoperative Analgesia After Pancreas Transplant: A Retrospective Observational Study. Transplant Proc. 2019;51(2):479–484. doi: 10.1016/j.transproceed.2019.01.065
  9. Holte K, Foss NB, Svensén C, et al. Epidural Anesthesia, Hypotension, and Changes in Intravascular Volume. Anesthesiology. 2004;100(2):281–286. doi: 10.1097/00000542-200402000-00016
  10. Axelrod TM, Mendez BM, Abood GJ, et al. Peri-operative epidural may not be the preferred form of analgesia in select patients undergoing pancreaticoduodenectomy. J Surg Oncol. 2015;111(3):306–310. doi: 10.1002/jso.23815
  11. Myburgh JA. Fluid resuscitation in acute medicine: what is the current situation? J Intern Med. 2015;277(1):58–68. doi: 10.1111/joim.12326
  12. Joosten A, Delaporte A, Ickx B, et al. Crystalloid versus Colloid for Intraoperative Goal-directed Fluid Therapy Using a Closed-loop System. Anesthesiology. 2018;128(1):55–66. doi: 10.1097/ALN.0000000000001936
  13. Wink J, Veering BT, Aarts LPHJ, Wouters PF. Effects of Thoracic Epidural Anesthesia on Neuronal Cardiac Regulation and Cardiac Function. Anesthesiology. 2019;130(3):472–491. doi: 10.1097/ALN.0000000000002558
  14. Wright GP, Koehler TJ, Davis AT, Chung MH. The drowning whipple: Perioperative fluid balance and outcomes following pancreaticoduodenectomy. J Surg Oncol. 2014;110(4):407–411. doi: 10.1002/jso.23662
  15. Jans Ø, Kehlet H. Postoperative orthostatic intolerance: a common perioperative problem with few available solutions. Can J Anaesth. 2017;64(1):10–15. doi: 10.1007/s12630-016-0734-7
  16. Haines KJ, Skinner EH, Berney S, et al. Association of postoperative pulmonary complications with delayed mobilisation following major abdominal surgery: an observational cohort study. Physiotherapy. 2013;99(2):119–125. doi: 10.1016/j.physio.2012.05.013
  17. Iwata Y, Mizota Y, Mizota T, et al. Postoperative continuous intravenous infusion of fentanyl is associated with the development of orthostatic intolerance and delayed ambulation in patients after gynecologic laparoscopic surgery. J Anesth. 2012;26(4):503–508. doi: 10.1007/s00540-012-1391-9
  18. Jans Ø, Bundgaard-Nielsen M, Solgaard S, et al. Orthostatic intolerance during early mobilization after fast-track hip arthroplasty. Br J Anaesth. 2012;108(3):436–443. doi: 10.1093/bja/aer403
  19. Müller RG, Bundgaard-Nielsen M, Kehlet H. Orthostatic function and the cardiovascular response to early mobilization after breast cancer surgery. Br J Anaesth. 2010;104(3):298–304. doi: 10.1093/bja/aep381
  20. Bundgaard-Nielsen M, Jørgensen CC, Jørgensen TB, et al. Orthostatic intolerance and the cardiovascular response to early postoperative mobilization. Br J Anaesth. 2009;102(6):756–762. doi: 10.1093/bja/aep083
  21. Holte K, Kehlet H. Postoperative Ileus. Drugs. 2002;62(18):2603–2615. doi: 10.2165/00003495-200262180-00004
  22. McCarthy GC, Megalla SA, Habib AS. Impact of Intravenous Lidocaine Infusion on Postoperative Analgesia and Recovery from Surgery. Drugs. 2010;70(9):1149–1163. doi: 10.2165/10898560-000000000-00000
  23. Guay J, Nishimori M, Kopp S. Epidural local anaesthetics versus opioid-based analgesic regimens for postoperative gastrointestinal paralysis, vomiting and pain after abdominal surgery. Cochrane Database Syst Rev. 2016;7(7):CD001893. doi: 10.1002/14651858.CD001893.pub2
  24. Yassin HM, Abd Elmoneim AT, El Moutaz H. The Analgesic Efficiency of Ultrasound-Guided Rectus Sheath Analgesia Compared with Low Thoracic Epidural Analgesia After Elective Abdominal Surgery with a Midline Incision: A Prospective Randomized Controlled Trial. Anesthesiol Pain Med. 2017;7(3):e14244. doi: 10.5812/aapm.14244
  25. Kontorev KV, Zdzitovetsky DE, Borisov RN. The role of local anesthesia of a laparotomic wound in the prevention of postoperative complications. The Bulletin of Contemporary Clinical Medicine. 2022;15(1):118–124. (In Russ). doi: 10.20969/VSKM.2022.15(1).118-124
  26. Bespalov EK, Zaitsev AY, Svetlov VA, Vyzhigina MA. Fascial-sheath regional anesthesia for operations on the anterior abdominal wall and abdominal organs. Regional Anesthesia and Acute Pain Management. 2021;15(1):19–32. (In Russ). doi: 10.17816/1993-6508-2021-15-1-19-32

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Eco-Vector



СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ ФС 77 - 55827 от 30.10.2013 г
СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ЭЛ № ЭЛ № ФС 77 - 80651 от 15.03.2021 г
.



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies